Крадет ли наука воображение?

 

Наука и чудеса удивительным образом переплетены. Но как только мы принимаем сторону рационального и систематического научного мышления, можем ли мы вернуть себе чувство удивления?

Сара Льюис — профессор биологии в Университете Тафтса и автор более 80 научных статей и глав книг. Она десятилетиями изучает светлячков и родственных им виды. Вот, что Сара говорит: “Известные во всем мире за свои удивительные способности, светляки вдохновляют меня глубже погружаться в научные тонкости: половой отбор, передача сигналов ухаживания, брачные подарки. Но каждый полевой сезон я даю своему научному восприятию отдохнуть по крайней мере на одну ночь. Тогда я просто выхожу и погружаюсь в чудесный мир жизни светлячков”.

Наука и чудо соединяются в сложном, но иногда дисфункциональном, отношении. Платон утверждал, что философия начинается с удивления. При этом он употреблял греческое слово “thauma”, что переводится как изумление, или восхищение. Но английское “wonder” несет двойной смысл: любопытство и трепет. Любопытство — это одновременно практическое и покоряющее чувство. Его люди разделяют со многими живыми существами. Любознательность принесла свои плоды на благо выживания в течение эволюции. Именно смелое любопытство запустило впечатляющие подвиги научных открытий.

Тем не менее, возможно, истинный смысл греческого слова “thauma” приближается к трепету, который передает состояние торжественного и благоговейного удивления. Философ Алан Уотс предположил, что наша способность испытать эту версию удивления представляет собой ключевое различие между человеком и животным. Это возвращает нас в состояние детской искренности, когда мы познаем мир без фильтров предвзятости и накопленных знаний. Ученый и писатель Рейчел Карсон говорит об этом явлении: “Такое видение позволяет смотреть ясными глазами, делая мир прекрасным и обновленным”. В отличие от чисто практического любопытства, такое трепетное изумление наполнено гораздо более сложным отношением с наукой.

Наука предоставляет уникальный способ познания. Ученые используют итерационный метод, чтоб анализировать и собирать по кусочкам головоломку реальности. Мы полагаемся на детальные наблюдения, построение теорий, чтобы объяснить факты, а затем собираем новые данные для тестирования и совершенствования наших теорий. Рациональный и систематический, этот процесс работает великолепно: мы узнали так много о себе, братьях наших меньших, Земле и вселенной! Однако, как только мы начинаем использовать научное мышление, то становится трудно в полной мере вернуть себе этот опыт новоявленного, захватывающего дух чуда. Оно легко задыхается от узкой направленности и скуки, присущих научному процессу.

В 1851 году в своем дневнике  Генри Дэвид Торо подчеркнул напряженность между наукой и удивлением. Однажды зимним вечером на закате он любовался малиновыми облаками, зависшими над горизонтом: “Вы говорите, что это масса пара, которая поглощает другие лучи и отражает красным. Этим научным трюком вы не оказали мне никакой услуги и не объяснили ничего. Научное объяснение коротко. Оно не охватывает ту область, где облако меня волнует, будоражит мою кровь, формирует мой мысленный поток”. Даже этот любопытный натуралист сетовал: “Что же это за наука, если она, обогащая понимание, грабит воображение?”

Сара Льюис: “Десятилетия исследований светлячков научили меня, что опыт переживания практически несовместим с научной деятельностью. В книге “ Молчаливые искры: чудесный мир светлячков” я описываю абсолютный восторг, который я испытала, когда впервые увидела одновременно сотни светлячков. Это произошло в Грейт-Смоки-Маунтинс на юго-востоке США. Наблюдая за световыми волнами, спускающимися рябью по склону холма, я почувствовала, что время остановилось. Причины и следствия стали бессмысленными, и я ощущала только смысл настоящего момента.

Некоторые великие ученые, такие как Карл Саган и Альберт Эйнштейн, рассматривали изумление как финальную мотивацию для своих научных исследований. Другие же не находят в нем никакой пользы. Но вот вопрос для остальных: “Как бы мы продолжали каждодневную научную практику, если бы сопротивлялись своему удивлению?” Совет прост: каждый месяц, сезон или год пользуйтесь моментом и отключайте аналитику и позвольте чудесам войти в ваше сознание.

 
Back
Поделись

Крадет ли наука воображение?